Kaleidoscope

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kaleidoscope » Настоящее время » Second Wind


Second Wind

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Время: Ночь с 6 на 7 сентября. 00:00

Место: Мыза Пядесте, остров Муху, Эстония

Участники: Abder von Knorring, Rider

Предыдущие эпизоды: Старт

Возможно ли вмешательство: нет

Краткое описание: Абдер совершает ритуал призыва Героического Духа. Но несмотря на то что он казалось бы предусмотрел все, результат оказывается совершенно неожиданным.

Предупреждения:У всех много секретов.

Отредактировано Abder von Knorring (2018-04-11 18:56:03)

+1

2

Мастерские фон Кноррингов, скрытые в катакомбах, в несколько раз превышавших размерами все строения мызы Пядесте вместе взятые, не раз были свидетелями великих экспериментов. Но подобного тому что сейчас происходило в просторной зале, эти подземелья еще не знали. Сегодня их хозяин замахнулся на нечто, самой своей сутью вырывавшееся за рамки возможностей современных мистических теорий. Тем упоительнее была работа.

Абдер с нескрываемым удовольствием смотрел на творение своих рук и своего ума. Ритуал, описанный его предком, требовал почти нечеловеческой точности, как впрочем, и все связанное с фамильным искусством фон Кнорингов. Конечно, в прошлый раз он использовался в другой войне и за другой Грааль, обретенный и потерянный из-за предательства. В этом мире нельзя получить всего и стремящийся к этому, все и теряет. Но теперь потомок пройдет дальше там, где предок оступился. Для начала используя подходящий катализатор.

Перед магом высился созданный им круг призыва – колосс из выращенной им живой плоти. Часть ее пребывала в полном покое, покрытая магическими знаками и печатями, сформированными из пигментных пятен, линий толстых вен и роговых наростов. Другие участки, наполненные праной и Соками Жизни бешено пульсировали, наливаюсь ядовито-желтым, пишущим жаром Холе и черным, леденящим  Меланхоле. Поддержка этой биоалхимической конструкции требовала больших ресурсов, а подготовка не меньших затрат времени, но ожидаемый результат должен был стократно окупить все труды Абдера. Потому он не спешил, стремясь точно выверить каждый миллиметр, каждый штришок каждого символа. Два важнейших урока осталось от Абрахама фон Кноринга. Первый  - ритуал призыва должен максимально соответствовать сущности и мистической теории мастера. Второй – любой изъян в ритуале может вылиться в Героя с изъяном, фатальным мастера.

Он стал Мастером в гибнущем мире. Сплетенные в круг на левом запястье символы командных заклинаний это подтверждай. Будто надпись – «Жребий Брошен». И пути назад у Абдера фон Кнорринга не было. Он не для того выиграл старую войну, чтобы проиграть в новой. И величайшее желание семьи будет исполнено.

Маг отмахнулся от нахлынувших на него воспоминаний о последних десяти годах. Теперь все это уже не имеет значение. Ничто не будет иметь значения, если не повернуть вспять гниение Мира и главное магии. Иначе весь смысл жизни и его самого и каждого из его предков обратится в прах. Но Абдер фон Кнорринг сможет создать новый Мир, в котором он будет процветать. Вся надежда лишь на чудо. Нельзя яростно желать победить в этой войне. Всё нужно делать спокойно и методично. Он обязательно победит.

Вздохнув глава семьи фон Кнорринг в последний раз проверил магический знак, в котором должен был появиться Героический Дух, что принесёт ему Грааль в начавшейся войне. И опустил на костяной постамент перед ним рукоять древнего меча. Одно из немногих сокровищ, которое Маг смог вырвать в борьбе с Тафтани. Часть великого мистического кода, который должен был стать фантазмом. Рукоять Колады, Клинка Внушающего Ужас в Сердца Трусов. Меча легендарного Эль Сида. Подобный герой призванный соответствующим образом будет непобедим. Даже если в войну вступит цвет Часовой Башни, преимущества они не получат. Эта мысль сделала улыбку Абдера еще шире.

Он застыл перед постаментом, наполняя свою кровь праной, направляя Эликсиры Гиппократа по венам. Затем воткнул в запястье левой руки бронзовую иглу заканчивающуюся широким кровостоком. Преобразованная кровь рода фон Кнорринг, наполненная Соками Жизни полилась на постамент, связывая магию Абдера и катализатор. Прообраз связи которая соединит его с Героическим Духом. Маг открыл глаза и, пристально вглядываясь в печать, стараясь «погладить и потрогать» взглядом каждую чёрточку и символ, принялся читать заклинание призыва.

Кровь, Плоть и Кости – основа всего, Великое Деление и Мир – свидетели наши.
Я призываю Могучего духа, Героя великого – славного воина.
Средь плоти живой, будто земля плодородной, Средь крови горячей,
Скрепим договор, ты мне подчинишься, воле моей и за мной поспешишь.
Мой славный соратник, могучий герой, Я тебя призову
На славные битвы, кои нам вместе пройти суждено.
Наполнись печать, силой великой, славным духом грядущих побед.
Наполнившись силой – разбейся на части, и вызови в мир
Геройскую душу, что будет разить врагов смертоносно
И громкое имя сей славной души, прокатится громом по полю боя
И будут враги бежать без оглядки, заслышав лишь имя его.

Голос Абдера наполнялся силой и, казалось, начал вибрировать от распирающих его эмоций. Глаза его сияли, лицо выражало уверенность и несокрушимую волю. Теперь он без отрыва смотрел в центр живого колосса. Там все ярче и ярче святилась окруженная знаками и печатями огромная утроба. Коей было суждено породить Героя.

Наполнись! И  отворись!
Наполнись! И  отворись!
Наполнись! И  отворись!
Наполнись! И  отворись!
Наполнись! И  отворись!
И пять раз повторись!
Когда же наполнишься, разбейся!
Я объявляю.
Ты ниже меня, моя судьба в твоем клинке.
Ты, семь небес, облаченные в три слова силы, явись из круга, сдерживающего, О хранитель равновесия!

На этой высокой ноте, наполненный силой уверенностью голос Абдера затих. Заклинание было закончено и оставалось только ждать результата.

Отредактировано Abder von Knorring (2018-04-12 04:30:44)

+3

3

Сияние, пронзившее плохо освещенное помещение, лишь миг озаряло ритуал призыва, и тут же погасло, оставив лишь свой след на сетчатке того, кто его видел. А так же фигуру, не самую высокую, что мог бы предоставить Трон Героев, и не самую величественную. Скорее даже наоборот. Молодой воин, представший перед тем, кто его звал, был молод, а его доспехи, мало чем напоминали броню прославленных героев прошлого, имея довольно неприметный медный цвет. И даже в полутьме, можно было увидеть благодушную улыбку, исказившую губы Слуги.
Улыбку, что очень быстро померкла, когда Герой увидел то, что его вероятный компаньон называл мастерской. Но не страх появился на его лице, и не отвращение. Лишь удивление, граничащее с искренним недоумением. И судя по всему, эти чувства столь сильно охватили Слугу, что тот просто тупо уставился на человека посреди комнаты, и сощурился, будто о чем то задумавшись. И придя к какому-то выводу, очень осторожно, явно сомневаясь в чем-то, произнес.
- Слуга Райдер прибыл на зов. Ответь, ты ли мой Мастер?
И хоть в голосе юноши звучали нотки неверия, с каждым новым словом, в них появлялось все больше твердости, и напряжения.
- Но, перед тем, как ты ответишь на слова договора, позволь узнать нечто иное. Что за существо стало жертвой для столь... диковинного ритуала призыва?
Было видно, что молодой воин с трудом удержался от иного эпитета, явно оцененного как неприемлемый для озвучивания. И все же, по интонации было ясно, что слово должно было быть не самым лестным. И только некая природная сдержанность, не позволила выразить свое недовольство во всеуслышание.
- И если ответ включает разумных существ, мне придется посягнуть на твою жизнь, покуда клятва не сделала нас товарищами.
Рука в перчатке, легла на рукоять меча, двойника того, что лежал на возвышении у круга призыва. И хоть большого желания в движении не было, лезвие слегка вскользнуло из ножен, выдавая решимость к действию.
«Господи, пусть этому безумию будет достойное объяснение!»

+4

4

Ритуал прошел успешно, в этом не было сомнений. Героический Дух стоял прямо перед Абдером, ответив на его зов. Никто кроме него не мог знать, как сильно его желание, как далеко глава семьи фон Кнорринг готов зайти ради исполнения мечты. Но одного этого мало, как мало для этого одного Мага пусть и отмеченного командными заклинаниями. Очень многое зависит от мощи Слуги и не только от мощи. В конце концов, предку не посчастливилось даже вместе с одним из величайших героев.

Однако при взгляде на Героического Духа выступившего из круга призыва Абдера одолели противоречивые эмоции. Слуга совершенно не соответствовал его представлению о герое Эль Сиде. Даже несмотря на то, что в его ножнах  явно была Колада… Но, где второй меч? Где Тисона? А вот внешнийникаких вопросов не вызывал. Это – Слуга и Героическая Дух. А Слуги сильнее обычных магов ну скажем в геометрической прогрессии.

Меж тем Маг спокойно извлек иглу из вены, плоть под ней тот час затянулась. Свет исходящий от созданной им живой конструкции затухал вместе с израсходованной праной. Уходила сила из мистических знаков и печатей, а не способная более сдерживать Эликсиры Гиппократа плоть лопалась и рвалась, исторгая отработанный ихор на каменный пол залы.

Вопрос Слуги тоже не был неожиданным. Даже наоборот. Не понимая ничего в искусстве, рыцарь естественно предположил самое худшее, что могло прийти в голову. Абдеру даже захотелось сообщить ему, что в дело была пущена дюжина мавров. Но этот Слуга продемонстрировал излишнюю щепетильность, хотя крови на его руках было немало. Это профанство было простительно, но неприятно. Через руки фон Кноррингов за пять веков прошло немало рыцарей и обычно, приятнее всего в общении они были с развороченными ранами и переломанными конечностями, когда отчаянно нуждались в помощи биоалхимиков. А впрочем в этот раз Абдер сознательно призывал именно могучего Эль Сида Кампеадора. Гордость мага не уступит гордости рыцаря.

- А знаешь, Слуга Райдер, ты говоришь обидно. И откуда бы по твоему я притащил бы эту тушу? С фермы, где разводят Драконов и Бегемотов, - одной рукой Маг оперся на постамент с рукоятью-катализатором, другой указал на колос исполнившей свою функцию, умирающей плоти. – Или я похож на одного из этих… истязателей, практиков Темного искусства копающихся в человеческих внутренностях ради удовольствия, - маг совершенно искренне скривился. -  А может на тех полоумных, что призывают противоестественных тварей из подземельных измерений, - глава семьи фон Кнорринг действительно сейчас выглядел человеком, искренне оскорбленном в лучших чувствах. – Разумное существо в жертву, видите ли.

На этом месте Абдер замолчал и с интересом принялся изучать реакцию Героического Духа на его слова. Опасаться того что призванный Слуга немедля исполнит свою угрозу или даже извлечет клинок до конца, было излишне. Может с теми кого в современной культуре именуют «Хорошими Парнями» и бывают проблемы, зато они не воткнут тебе нож в спину.

- Мое имя Абдер фон Кнорринг, - затягивать драматическую паузу чрезмерно не следовало. - Я восьмой глава семьи фон Кнорринг и я твой Мастер. А в ритуале призыва я использовал искусственный орган, который вырастил в пробирке. Ты надеюсь ничего не имеешь против биоалхимии?

+4

5

От напора возможного напарника, Райдер даже слегка опешил, и задвинул меч обратно в ножны, дабы не совершить опасных действий. Что же до вопроса, заданного в ответ, то он был столь прям и решителен, что Слуга чуть было не ответил в том же стиле. Но опять воздержался от лишних слов, так как мужчине пред ним ответ не понравился бы. Все же в бытность человеческого бытия, герой повидал не мало элегантных убийц и мучителей, и не меньше довольно мрачного и неприятного вида благодетелей. И потому, просто промолчал, давая собеседнику выговориться, и все же объяснить зрелище жившей плоти, достойное обители темнейшего их чародеев. И тот не заставил себя долго ждать.
"Вон что меня немало поражало в волшебниках и волхвах. Создавать жизнь из своих чар, и отмахиваться от этого, как от чего-то незначительного. А ведь всякая жизнь священна, и заслуживает доброго слова. Даже, если живет не больше мига"
Но вместо того, чтобы высказать свою позицию, Райдер просто тяжело вздохнул, сожалея о том, что даже спустя века, добродетель не стала важнейшей чертой человечества. А так же, принимая объяснения, теперь уже, Мастера. Может не самые приятные и применимые для морали, но допустимые, в рамках битвы таких же магов, где сам Райдер, был лишь орудием, пусть и разумным.
- Я не столь просвещен в искусстве волшебства и чар, чтобы иметь что-то против одной из его ветвей. Пока не увижу ее деяния воочию.
Героический дух, еще раз глянул на массу плоти и слегка наморщив лоб, мысленно определил свою позицию.
- Лишь могу надеяться, что такие творения, скорее исключение доступных тебе сил, а не основа. Так уж вышло, что меня учили уважать любую жизнь, и, подобные конструкции, несколько меня смущают. Впрочем, если чужая жизнь не становиться их основой, я смогу смириться и приложу усилия для более спокойной реакции, в дальнейшем.
При этих словах, Слуга вновь улыбнулся, как и в миг призыва, и хоть след вымученности в ней была, радушия было больше.
- Приятно познакомиться, Абдер фон Кнорринг, меня ты можешь звать просто Райдером. Полагаю, мое истинное имя тебе уже известно, раз у каждого из нас есть по рукояти моего меча? Или, все же, изволишь услышать его из моих уст, дабы соблюсти все формальности и традиции?
Последний вопрос он задал без должного энтузиазма, не сильно то желая оглашать воздух именем и титулом, что сам Слуга не считал заслуженным. И все же, был готов сделать это, если Мастер изъявит желание. Понимая, что его мнение не так важно, как воля тех, кто создал легенду о нем, и тех, кто ею восхищался, сделав тут известной в мире.

+3

6

Разбуженные силой слов Сулуги, Заклятья Повеления наполнились невероятной силой. Святой Грааль вливал свою мощь в контуры, вновь подтверждая право Абдера участвовать в Войне. Три символа загорелись кровавым светом, став из незаметной татуировки настоящим символом того, что теперь Абдер фон Кнорринг стал Мастером. Поток информации вторгся в его сознание. Разум Мага быстро преобразовал сведения в привычные и доступные символы. Они отпечатались в сознании Мага. Святой Грааль передал ему сведения о его Слуге. Да ритуал был исполнен вне всяких похвал. Как же это приятно лицезреть результат трудной и сложной работы. Крайне успешный результат.

Абдер улыбался все шире и шире, глядя на призванного Героя. Да, все вышло даже лучше, чем он планировал, так что отпала всякая необходимость скрывать свое удовлетворение, да что там, скорее торжество. Судя по легендам, несмотря на всю свою силу, Эль Сид был весьма спесивым и самодовольным рыцарем. Абдер использовал имеющийся катализатор чтобы призыв сработал наверняка, хотя и понимал что эти качества не лучший вариант для Слуги весьма спесивого и самодовольного мага. Так что неожиданное открытие в мгновение изменило его планы на эту войну, но только в лучшую сторону. Пока что Маг решил списать это на свою удачу. Эта своенравная дама уже успела порядочно ему задолжать и хорошо бы дожить до полного погашения кредита. Конечно, этот райдер тоже был не идеальным компаньоном для главы семьи фон Кнорринг, и от кое каких трюков видимо придется отказаться, но куда же без этого. Чтобы что-то получить, приходится чем-то пожертвовать. И все равно стоит быть осторожным, хотя этот герой точно не повернется против него без предупреждения, он может совершить нечто непредвиденной и очень для своего мастера рискованное. Из самых благих побуждений разумеется.

Туда куда эти побуждения ведут Абдер точно не собирался.

И все же, Герой был великолепен. Быть может левитская кровь тому виной, или же толика кабалистических знаний, но Маг ощутил явное благоговение, когда окончательно осознал кто же перед ним. Хотя с чего бы самаритянскому левиту преклоняться именно перед этим Героем. И все же, даже без каких либо прикрас, не возможно было не восхититься силой и совершенством этого Слуги. Ничего подобного в современном мире главе семьи фон Кнорринг не встречалось. И никого подобного. Видимо мир и правда, постарел. Подумать только, сколько же этот мир потерял. И возможно сейчас ему дана единственная возможность коснуться той эпохи, когда вершились настоящие чудеса и маги были много выше и могущественней чем их нынешние потомки. Ведь именно частицу чудес той эпохи он так грезил вернуть. И все же Абдеру и иже с ним мир готовил незавидную судьбу - боль, смерть, страдания, терзания, потери и поражения, безумие и уничтожение! Слишком многое указывало на грядущую катастрофу. Которая не случится, ибо когда он одержит победу, он получит силу взять судьбу за рога.

Тут  глава семьи фон Кнорринг ощутил обратную сторону этого ритуала. Его магические контуры будто разделили надвое и половина его мистической силы ушла на сторону. Теперь его прана должна поддерживать райдера. А сильный слуга – требователен. Что-же, выдержать мощь его фантазмов будет непросто.

- А сам Эль Сид знал чей меч он носит? – задумчиво спросил Маг вновь глядя на рукоять. С куда более богатой историей чем он думал. – Я тоже рад познакомиться с тобой, Райдера. Да мне открылось твое имя, но не буду кривить душой, я ожидал призвать не тебя, а того кто сжимал эту рукоять после тебя. Если честно, я  и не подозревал, что она была частью и твоего клинка.

И все же контракт заключен и пришло время действовать. Но разговор предстоял действительно интересный.

- Значит, мяса тебе предлагать не стоит? – Абдер с хитрым прищуром еще раз осмотрел Слугу. - А сапожки и перевязь у тебя из чьей шкуры сготовлены? Но, в любом случае я с радостью продемонстрирую тебе возможности моего искусства. Нам предстоит война, а на войне каждый сражается тем оружием, коим владеет. Мое оружие – Кровь, Плоть и Кости, - ну и еще Зараза, но об этом пока стоило умолчать. – Я считаю, что ритуал призыва должен соответствовать тауматургической теории Мастера, потому и сотворил круг призыва живым. Потому же я и совершил призыв не в Лондоне, а на родной земле. Посему, будь гостем в моем доме. Почему бы нам не продолжить беседу там, где светит солнце? И по поводу мяса вопрос серьезный. Ведь ты мой гость и я должен предложить тебе трапезу.

Маг пригласительным жестом указал на выход из залы?

+4

7

«Эль Сид», имя прозвучавшее из уст Мастера, лишь миг не отзывалось в голове Слуги ничем. Потом же, знания что даровал Грааль, сами подсказали остальное. Не многое, и не удивительно, их эпохи были разными, и встретить друг друга Герои не могли. И все же, толика общих знаний дала понять, о том, что за славным воином был упомянутый. Вызвав у Райдера некоторую гордость за оружие его предков.
«Воистину, неисповедимы пути Господни. Даже после моей смерти, на свете были те кому ты смог верно служить. Возможно, он этого даже заслуживал куда больше»
Рука невольно коснулась рукояти вложенного в ножны меча, будто проверяя, на месте ли он, и не покинул ли своего пользователя.
- Кто знает. Лишь могу надеяться, что в отличие от меня, его рука была тверже и решительнее. Так уж вышло, что я не самый достойный его владелец. Поэтому, вряд ли кому-то стоит гордиться таким предшественником.
Улыбка стала слегка горкой, отмечая прискорбность озвученного факта. Пусть и превращенного легендами в героический поступок, но в глазах современников, выгладившего как трусость. И хоть сам Райдер нисколько не жалел о своем выборе, чувство вины перед оружием служившем ему и спасавшем его жизнь и жизни других, не так просто было побороть.
- И все же, надеюсь как Слуга я стану достойной заменой сего достойного рыцаря. Как минимум я сделаю все возможное, дабы послужить тебе хорошей защитой, в этой Войне.
Теперь же улыбка вновь стала максимально веселой и доброжелательной, и не только потому, что воин хотел расположить к себе союзника, но и от его следующих слов. Вполне ожидаемых, и от того в своем роде забавных.
- Отнюдь, я не откажусь отведать современной пищи. Если не ложь те знания что мне дарованы, сейчас как раз срок, когда любой добропорядочный человек может отведать мясной пищи. Готовя себя к предстоящему посту.
Ответил он в столь же насмешливом ключе, понимая, что его новый товарищ, не мог не упустить возможности использовать его же слова против него.
- Ведь сказано, что даже Господь наш, великодушно принял подношения Авеля, и завещал чтить жертву всякого зверя, что оказывается на столе нашем, и дает шкуры для одежды нашей. Так уж вышло, что я воин, поэтому знаю разницу между необходимой жертвой и бессмысленным кровопролитием. Поэтому смогу найти в себе силы принять очень многое, если найдется достойная причина и повод. Так что, покуда границы не пересечены, я верю, что мы сможем найти компромисс в наших взглядах на жизнь. Особенно под светом солнца и за хорошей трапезой. Посему, веди, Мастер мой, и пусть путь к свету, будет лишь первыми шагами к успеху нашего союза.
Как можно бодрее, и воодушевляющее сказал Слуга, переступая через границу круга призыва, стараясь делать это как можно более непосредственно, дабы показать свою готовность к сотрудничеству.

+4

8

Пожалуй, именно такой реакции и стоило ожидать от героя с такой историей. Не гордец точно, что подтверждали его слова о недостойном предшественнике. Все наши достоинства могут считаться обратной стороной наших недостатков, если перефразировать популярное изречение. Что же, нельзя упускать случая найти подход к своему партнеру в этой войне. А потом в Лондон, время не ждет. Если удастся прибыть туда незамеченными, сможем получить большую свободу маневра и еще некоторое преимущество. Преимуществ ведь как ножей, много не бывает.

- Судя по тому, что я о тебе знаю, решительности тебе не занимать, - Абдер развел плечами. – И уж точно любой рыцарь молился бы на клинок с такой историей, пусть даже от твоем меча в нем остались бы только гарда или навершие. Я то хорошо знаю, что значит терпеть боль и тот кто вынес доставшееся тебе, достоин самое меньшее всяческого уважения.

Тут Маг нисколько не покривил душой. Его мистическая теория требовала умения терпеть боль, когда твои вены наполняет раскаленный свинец, а твое тело скручивает и перестраивает в считанные мгновения. Такова цена за силу Живого Атанора, благодаря которой он смог отомстить и выиграть войну за свою Гордость мага. Эта война тоже научила его многому и теперь предстояло претворять уроки в жизнь.

- Поскольку мы на войне, строгий пост соблюдать не обязательно, - усмехнулся он покидая залу. – Приятно иметь дело с разумным человеком.

Глава семьи фон Кнорринг уверенно вел героя по лабиринтам подземных лабораторий своего поместья. Очень давно вся настоящая жизнь семьи переместилась в эти катакомбы. И не совершали ничего, что могло бы выдать в них магов в любом другом месте на острове. Множество неотличимых тяжёлых дверей и однообразных поворотов и развилок. Их карту Абдер держал только в своей голове. Помнил каждую комнату и каждый камень здесь. Какие-то из лабораторий давно не использовались. В каких-то давно шли своим ходом многолетние эксперименты, которые нуждались лишь в периодической проверке. А в некоторых шло самое жизненно важное на настоящий момент дело. Но и стены и двери были покрыты кабалистическими символами, зашифрованными нотариконом, одновременно создававшими идеальные условия для трансмутации, обеспечивающие защитные контуры поместья, скрывавшие даже намек, что здесь могут обитать маги и питавшие жизнь вокруг. Потому что ее следы были повсюду. Все непрестанно работающие устройства были частично творениями биохимии. Даже светильники на потолке были частью уникального организма, сращенного с камнями подземелья и ставшим его частью столетия назад.

Наконец Маг свернул в одно из помещений. Небольшая лаборатория чьим назначением было производство одного из разработанных Абдером эликсиров. Того что сдерживал его личную немезиду – болезни хранившиеся в его крови. Алхимические реторты и колбы, в которых осуществлялась трансмутация соединялись живой плотью, опутывавшей алхимические устройства и с механической точностью осуществлявшей все преобразования. Благодаря им работа не останавливалась не на миг и как раз была сготовлена новая доза необходимая магу. Все прочее уже упаковано к отправке в Лондон.

- Предупреждая твой вопрос, Райдер, - обернулся он к Слуге, - это создание не способно чувствовать боль и страдать. Только лишь сокращает мышцы и выполнять заложенную в него функцию. Оно живет за счет подпитки из кабалистического контура, опутывающего все катакомбы. Это помогает лишний раз обходиться без ассистентов. Ведь тайны – хлеб и вино магов.

Глава семьи фон Кнорринг взял со стола заготовленный бронзовый шприц с длинной и тонкой иглой и загрузил в него заготовленную дозу ядовито желтой жидкости.

- Если хочешь высказаться по этому поводу – высказывайся смело. Не стесняйся и не думай о том, что вызовешь моё неудовольствие. Мы должны быть откровенны друг с другом. Ведь понимая друг друга, мы сможем лучше сработаться в грядущей войне Грааля.

С этими словами Абдер расстегнул рубашку, открыв свою грудь и одним рывком вонзил иглу в сердце вводя себе эликсир. Тут же, с каждым ударом сердца он начал распространяться по его телу, вновь усиливая его власть над таящейся в его крови заразой. Если ничего не делать, скоро начнешь гнить заживо и разваливаться на части.

- Перед поздним ужином нужно позаботиться и о кое-какой жизни в моем теле. Технически, я прокаженный.

С этими словами маг распрямился, вынул иглу из сердца и тут же положил ее в стерилизующий раствор.

+3

9

Было глупо скрывать, что слова Мастера были приятны слуху Слуги. Хвалебные реи в адрес славного меча, служившего еще отцу Райдера, уважение к его посмертному подвигу. И все же, вместо гордости, героический дух, только сдержанно улыбался, слушая все это. Отлично понимая, что речь не о нем самом, а лишь о той легенде, что стала жить в веках позднее. Но, дабы не оскорблять благие намерения Абдера, он старался принимать их как данность. Заставляя себя, как и в случае с монструозными творениями биоалхимии, смириться и с громкостью своего имени. Тем более, что в битве против него, выйдут носители титулов и званий куда более легендарных, и как представитель своего Мастера, Райдер должен будет показывать стать, не уступающую им. Посему, чем дальше маг и воин заходили в лабиринт коридоров и дверей, тем четче становилась решимость Слуги принять тяжкую ношу долга и образа.
Впрочем, о принятии методов товарища по войне, говорить было рано. Особенно когда глазам молодого воителя открылась лаборатория, состоящая из одного, целостного организма, дергающегося и сокращающегося, тем самым приводя в действие прочес создания некоего вещества или веществ, томившихся в стеклянных колбах. Одну из которых, особо опасного вида взял Абдер, заранее предупреждая древнего духа о сути происходящего, и о своей непростой доле.
- Проказа?
Не удержал удивления Слуга, куда внимательнее глядя на своего союзника, ища следы ужасного заболевания, но не находя оные.
- Но ты выглядишь вполне здоровым. По крайней мере, те кого я знал как носителей этой хвори, явно не походили на тебя ни внешностью, не движениями. Или творя эпоха смогла породить совершенно новую форму, что проявляет себя иначе? А может, тебя прокляли магическим недугом?
Глядя, как волшебник вводит себе, вероятно, лекарство от своей болезни рука Слуги опять легла на рукоять меча, но теперь этот жест был скорее привычкой, нежели настоящим желанием его обнажить.
- Не могу сказать наверняка, но возможно, я смог бы помощь тебе в этой беде. Так уж вышло, что один из моих даров дает возможность исцелять страждущих. Правда, даже мне не известны границы его возможностей. Но отказывать в нужде, лишь из-за не знания, не в моих привычках.
Зрелище того, как его новоприобретенный союзник вынужден проходить через процедуру столь неприятного содержания, болезненно отозвалась в душе Слуги. Когда-то он сам испытал на себе всю массу, доступных магам и жрецам идей, касающихся методов сокрушения души и тела. И с куда большей радостью он сам повторил бы это, нежели видеть как кто-то другой, пусть и сам наделенный даром волшебства, страдает от неизвестной болезни, особенно усиленной чарами и наговорами.

+3

10

Предложение слуги и вся его реакция на происходящее приятно удивило Абдера. Проводя ритуал, он вполне осознавал, что выбранный откликнувшийся на зов герой может иметь совершенно различные с ним взгляды на магию, как и то, что его тауматургическая теория как минимум нелицеприятна для неподготовленного человека. Потому так важно было, что Райдер принял увиденное без восторга, но с пониманием. Впрочем раздумывать времени не было. Маг распрямился, все еще ощущая как эликсир разносится по каждой артерии его тела и как прежде выглядел уверенным,  спокойным и довольным происходящим.

Его взгляд устремился к рукояти меча Слуги, с новым интересом к неожиданному свойству фантазма. Затем облокотился на столешницу и вновь закатил рукав.

- Именно что магический недуг, хотя проказа там тоже есть. Во мне собрано множество самых разнообразных болезней и биофагов. Внешне это никак не проявляется пока я держу заразу под контролем. Но если потеряю его надолго начну гнить заживо и разваливаться на части, скорее всего, в глубоком бреду.

Глава семьи фон Кноринг развел плечами. Говорил он о своем недуге как о чем-то привычном и самом собой разумеющемся. Как девяностолетний старик о своей старости. Признаться, рассказать обо всем без утайки Райдеру было куда проще, чем представлялось с тем же Эль Сидом. С тем бы Абдер наверняка поюлил, благо спесивый рыцарь он и есть спесивый рыцарь.  Бонусом шел еще одни приятный сюрприз. Это давало дополнительный шанс. Новый благосклонный поворот судьбы обретал четкие очертания и ясный смысл. По крайней мере так это виделось самому магу.

- Благодарю за твое предложение Райдер и с радостью им воспользуюсь. Не ожидал я, признаться что призову Слугу который хорошо понимает подобные вещи. Выходит мы с тобой в некотором роде коллеги, благо я несмотря на свой не слишком почтенный возраст, считаюсь одним из лучших биоалхимиков целителей,
- последнее Абдер опять де произнес без какой-либо похвальбы, только констатируя факты. – Но я должен сразу предупредить тебя, что результат может нас обоих удивить. То, что происходит со мной это не рана, не обычная болезнь и даже не проклятие. Это уже стало частью меня. Я очень надеюсь, что ты сможешь понять все происходящее со мной, потому что это один из столпов приведших меня к моему желанию, ради чего я участвую в войне.

Маг достал из внутреннего кармана медицинский скальпель и разрезал вены на своем запястье. Ни один мускул на его лице в это время не дрогнул.

- Это больше не кровь и никогда не было кровью. Я родился таким – Живой Атанор, алхимическая печь в человеческом теле с субстанцией для трансмутаций вместо крови. Именно в ней я и удерживаю эту заразу. Но остальная моя плоть подверженна ей и если я проиграю в гонке с вечно развивающейся болезнью… Будет то же самое что и слюбым другим человеком на моем месте.

+2

11

Райдер лишь молча слушал, пока его Мастер объяснял всю суть своего состояния. И чем больше он узнавал, тем больше понимал всю глубину своей ошибки. Его союзник не был болен, в привычном понимании этого слова. Отнюдь. Судя по всему, он стал болезнью сам, точнее ее носителем и, возможно, разносчиком.  И сделал это по своей воле, или же по чьему-то умыслу, который принял как свой. Чума в человеческом теле. И если честно, Слуга с трудом мог понять, как вообще человек мог обречь себя на столь ужасную судьбу. И даже надежды Абдера, не могли дать сил спокойно принять новое откровение, явленное гостю из Эпохи Богов. В отличие от всего виденного ранее, именно сущность призвавшего его мага, была, пожалуй, самым шокирующим, и вынуждающим усомниться в возможности дальнейшего плодотворного союза. И, все же, не обладая привычкой делать слишком поспешные действия, не поняв всего до конца, молодой воин спросил, опять не сдержав напряжения в голосе.
- Я, верно понял, что в случае, если эта хворь возьмет верх, и тело не сможет удержать ее в себе? Она вырвется на свободу, в итоге неся смерть всем кто будет по близости, а то и многим другим? А, возможно, ты и сейчас можешь использовать свою кровь как источник мора?
Изобразив на лице искреннее недоумение, Слуга на миг отвел взгляд, упирая ее в точку на полу, а потом вновь вернул его на лицо собеседника.
- Но зачем? И кто? А главное почему? Я могу предположить, что это способ создания лекарств. Знания данные мне подсказывают, что в вашем веке есть методы исцеления хворых, путем использования крови тех, кто более стоек к их болезни. Но я сильно сомневаюсь, что для этого тело терзают подобным образом. Даже по твоим словам ясно, что риск выше пользы, раз даже тебе требуется некий магический декокт, что сдерживает смерть в твоем теле. Больше похоже, что из тебя, Абдер фон Кноринг, вышло куда более сильное оружие, чем орудие спасения других.
Но во взгляде Райдера был не укор, а сочувствие. И даже боль. Потому как к нему пришло осознание, что теперь обязательно будет жечь его изнутри, одной простой мыслью. Для этого человека, что возможно уже давно стал потенциальным массовым убийцей, даже если сам того не желал, такой Героический Дух, как Всадник, был не просто бесполезен, но и опасен. Если сомнения Слуги верны, он не только не сможет исцелить самого Абдера, ведь его Фантазм лечит, лишь тех, кто стал жертвой чужого умысла, или был поражен обманом, но, никак не того, кто сам взял на себя бремя, особенно если знал риск вреда другим. Но так же, воин не сможет глядеть на страданиях других, кого сам Мастер может заразить ради победы. Одно дело честный бой, и быстрая смерть, но другое, коварная хворь, что съедает жертву изнутри и причиняет муки. Конечно, все могло быть иначе, и по воле Господа, силы чудес Его будет благостна и для тела фон Кноринга. Но и тогда это было связано с риском, ведь если верить все тому же Мастеру, его тело с рождения прибывает в похожем состоянии, а значит отнять из него порчу болезни, значит почисти то же, что изъять саму кровь.
- И, если все так, как я думаю, судьба пошутила над обоими, сделав нас союзниками.
И опять на губах Райдера появилась улыбка, но теперь грустная, и полная сожаления. И только в глазах, внимательного следящих за реакцией товарища по Войне, были отблески еще не погасшей надежды на ошибку. На то, что все не так, и опасения древнего духа, не смыслящего в современных веяниях чародейства, лишь мысли не обученного профана.

+2

12

Одного взгляда Райдера было достаточно, чтобы понять, что каждая новая информация о Маге еще сильнее ему не понравилась. Может уже настало время произнести вслух, что золотые годы нашего сотрудничества еще впереди. Работать ведь все равно придется.

Могло бы показаться, что идея выкладывать с ходу все о себе Слуге с таким прошлым колебалась где-то между определениями дебильная и идиотская. Как в таком случае назвать лицо ее осуществившее? Признаться, что сам превратил себя в биологическое оружие, да еще и ради чего это сделал. В конце концов, после стольких поколений экспериментов со своими телами и «соками жизни» Абдер был уже довольно далек от классического человека. И все же он кое на что рассчитывал. А точнее на многое. Ведь не тянется же Райдер ему голову снести с ходу, значит дела идут хорошо. Хотя конечно неодобрение с первых же секунд явно читавшееся на лице Райдера было хотя и привычно, но все равно обидно. Ну почему так мало людей способных оценить масштаб сотворенного Абдером фон Кнорингом?

Конечно, в том, что он сделал сейчас, смысл был. Учитывая, что им с этим Героем предстоит пройти скрывать от него что-то, настолько фундаментальное, было бы просто глупо. Тем хуже будет, когда оно всплывет. А все тайное, как известно, всплывает в самый неподходящий для тебя момент. Так что раскрыть карты нужно было сразу.

- Ну разумеется нет, - улыбка Абдера вновь стала еще шире. – Последнее что мне нужно это неконтролируемая пандемия. Убить меня эти болезни могут, но после этого они погибнут сами. Они полностью зависят от моей праны, исключительно моей, без нее не способны ни передаваться, ни долго существовать в активном состоянии. Рискованно конечно, признаю, но это был самый действенный способ обеспечить за штамами полный контроль. Зараза, как известно, оплошностей не прощает. Особенно зараза, специально созданная против магов. Так что стать источником эпидемии я не смогу, а вот прихватить в ад своих убийц сумею.

Мысленная картина отчетливо нарисовала ему все сцены из жизни Слуги которые он мог бы вспомнить. Что и говорить досталось ему от неблагодарного окружения, и он стойко все вытерпел. Еще одна роднящая двух совершенно непохожих людей – терпеть они умели.

- Ты проницателен, - Маг легко кивнул, смотря Райдеру прямо в глаза. – Я действительно сделал это чтобы стать оружием. Потому что иначе я никак не смог бы одолеть своих врагов, на руках у которых была кровь моей семьи. К такому даже они не были готовы. Но такова уж природа войны, где они сами отказались от всяких правил. Да, я совсем не добрый самаритянин. А что касается истерзанного тела… Все далеко не так страшно, как может показаться, по крайней мере для меня. Я понимаю, ты тоже успел натерпеться такого, чего никакому врагу не пожелаешь, но в моей семье тоже умеют выносить боль. Тебе когда-нибудь пускали «Царскую Водку» по венам?

Глава семьи фон Кноринг был уверен что все идет как должно. Именно потому он уже смог выиграть одну свою войну. И потому не проиграет эту. Абдеру давно не нужно было как-то себя убеждать, свою цель и средства ее достижения он осознавал четко, а привычки прибегать к рефлексиям он не имел. А потому никаких болей в душе по поводу исхода своей вендетты не испытывал. В конце концов по всем законам мира магов Абдер фон Кнорринг был в своем праве.

- Хочешь узнать больше, почему я это с собой сделал?

+2

13

Райдер внимательно внимал словам Мастера, пытаясь понять как его мотивацию, так и желание. И осознавал лишь то, что не может этого сделать. Точнее, мысли сказанные Абдером, были ему ясны и вполне понятны. Он мститель, создавший себя из ново, дабы покарать врагов семьи, а теперь, и победить в предстоящей войне. Понять Слуга не мог той интонации, что звучала в голосе мага, ведь там проскакивала гордость. Гордость за что? За то, что теперь он может убить любого человека, просто коснувшись или окропив его своей кровью? Гордость за то, что ради мести он стал чем-то отличным от понятия нормы? Или за сам факт того, что он все еще жив, несмотря на все произошедшее? Ни один из вариантов Райдер за повод для гордости не видел. Даже более того, все, что сейчас мог испытывать к фон Кнорингу призванный дух, это жалость. Ведь если сам Слуга пережил муки лишь ради того, чтобы спасти кого-то, четко понимая, что сам он обречен, его союзник явно был тем, кто был готов опуститься на самое дно лишь ради себя, и своей победы. Причем, что было самым грустным, он сделал бы это не из гордыни, или кровожадности, а просто потому, что так проще, практичнее, или выгоднее. И такой тип людей был для воина, был самым проблемным. Ведь ненавидеть их было глупо, уважать, трудно, а игнорировать, невозможно.  Почему-то, их оставалось только жалеть, и стараться понять, с меру сил. Тем боле, что это был его долг и обязанность, найти способ сражаться со своим Мастером, как союзника и Слуги.
- Похоже, знать это, мне необходимо. Потому, как в данный момент, всем сердцем желая, я не могу понять причины такого выбора. Пусть и признаю, что это могло быть единственно верным решением, в тот момент.
Решительно кивнув, и придав лицу максимально сосредоточенное выражение, Райдер внимательно вгляделся в лицо Абдера, готовый внимать каждому его слову, мысленно надеясь на то, что по окончании, он сможет сказать, что понимает Мастера, и готов без сомнений довериться его решениям, в предстоящей войне.

+2

14

Сказать по правде если бы райдер ответил по другому, Абдер был бы несколько обескуражен. Ведь каждый из них принесет на войну собственный опыт, заработанный недавно или тысячи лет назад. Слуге непросто будет принять его образ мышления, но он должен будет понять, что движет его Мастером.

И все же перед ним был человек идеи, в свое время не пожалевший отдать за нее жизнь и оставивший свою жертву в веках. И у Мага тоже была идея, воплощению которой он посвятил свою жизнь. Его дело было еще далеко от завершения и только тогда его можно будет оценить по достоинству. Впереди только тяжёлое испытание, возможно самое трудное из всего, что выпадало Магу за его жизнь. И за осуществление своей мечты и Слуге и мастеру придется заплатить большую цену. Абдер был к этому готов, но готов ли Райдер?

Где-то там, снаружи, завывал ветер. Ветер несущийся через море к Британии. Маг хорошо знал Лондон и представил сейчас его темные улицы, готовящиеся стать полем битвы. Да что там представлять, все скоро обернется наяву.


- У каждой семьи магов есть своя тайга, к раскрытию которой она стремится из поколения в поколение,
- начал свой рассказ Абдер, усаживаясь на табурет рядом с подставкой для изготовленного препарата. – У моей цель вполне конкретная. Мы не ищем путь к истоку. Уже более пятисот лет мы по крупицам восстанавливаем теорию величайшего биоалхимика этого мира – Асклепеида Гиппократа. Именно эти знания – мое желание в войне за Святой Грааль. С ними я обрету полное знание о создание истинной жизни. Одушевленной жизни. И пусть сам я не смогу вместить и полностью использовать подобную силу, но мой наследник сможет. И тогда он сможет приспособить человечество к жизни в изменившемся мире, изменив его под новые условия. Но это дела бедующие, а это – Маг кивнул на использованную ампулу с препаратом – дела минувшие. Десять лет назад мой отец заключил договор с семьей Тафтани, куда более могущественной семьей магов, тоже ищущей секреты отца биоалхимии. С их помощью мы смогли отыскать древнюю цитадель наследников школы Гиппократа, где был собран огромный пласт накопленных ими знаний. Вот только наши партнеры не собирались делиться и решили действовать в наглую. Однажды вечером сюда вернулся мой тяжело раненный отец с телом моего старшего брата. Им устроили ловушку, когда уже удалось извлечь главное сокровище. Я не знаю точно, хотели ли они просто избавиться от них и присвоить себе наш герб или захватить и затем подчинить, наши соперники это умели. Но только мы оказались крепче, чем Тафтани считали. Потому с боем они прорвались, очень дорогой ценой. Я так точно и не узнал что там произошло. Никто уже ничего не расскажет. Брат умер не успев вернуться, отец был в жутком состоянии. Соки жизни в его теле вышли из под контроля, разрушая его изнутри. Он не позволил мне даже попытаться себя спасти. Вместо этого он использовал оставшееся время чтобы пересадить мне весь наш герб, части которого раньше носили он и брат. Когда я пришёл в себя и его не стало. А затем… - Абдер коротко перевел дыхание. – А затем сюда доставили послание от Тафтани. Они утверждали что это мы напали на них и изувечили наследницу семьи. Но они предлагали нам прощение если я отдам им половину нашего герба, всезнания о мистической теории Гиппократа и дам связать себя кровной клятвой, которая сделала бы мою семью их вечными слугами. И вот я пошел к морю обдумать свои дальнейшие шаги. У матери был ключ к кабинету, пока он принадлежал отцу я об этом даже не думал. Мама не была магом, хоть и принадлежала к семье, чья кровь усиливала магию в потомках. Но она была не просто женой моему отцу, они были соратниками, она жила целью нашей семьи. И вот когда она прочла это письмо, он видимо решила что я сдамся и ее сердце остановилось. А я бродил по берегу долгие часы. И когда вернулся и нашел ее, то уже ничего не мог сделать. Снова ничего не мог сделать. Моя мать считала меня настолько никчемным, что умерла от стыда.

Последние слова Абдер буквально выкрикнул, неспособный скрыть боль в своем голосе. Через мгновение к нему вернулось обычное спокойствие, осталась лишь злость на себя, за то что не смог сдержать свои чувства.

+2

15

И опять, Слуга слушал не перебивая. Внимал каждому слову и каждой интонации, вникая в историю, что с каждым словом, ему не нравилась все больше. Ведь это была не история отчаяния и необходимости, а история подлости и жесткости. История, чьи мотивы были так хорошо знакомы Райдеру, еще из времен жизни во плоти. Не раз он оказывался, вовлечен в подобные конфликты, где одна жаждущая чего-то сторона, обманывает и предает другую. А дальше была кровь и жажда мести. И порой, ее орудием становился сам воин, исполняя приказ, или выполняя слезную просьбу. И, от того, выражение лица героического духа все больше приобретало скорбные черты. Особенно, когда с уст Абдера сорвались последние слова, полные боли и горя. Но не эти чувства особо задели струны души Райдера, а мелькнувшая на миг злость. Ибо она подсказала Слуге, что это лишь часть истории. И оставшуюся половину, выслушать будет еще труднее. Потому, как из прошлых слов Мастера, легко было предположить исход. И, для не привыкшего ненавидеть героя, именно это могло стать самым сложным для принятия.
И ведь в чем ирония, само понятие мести, для Райдера не было пустым звуком. Да что там, когда его собственный отец потерял жизнь за свои убеждения, он ненавидел тех, кто это сделал. Он желал пролить их кровь во имя справедливости, и только слова матери уберегли его от необдуманных действий. Слова о прощении и смирении, о том, что каждый получит по делам его, и что месть несет только еще больше боли, а не облегчение. Простые слова, даже в той эпохе уже считавшиеся довольно наивными, и все же, Слуга до сих пор не жалел о том, что внял им. Потому, Райдер мог понять боль фон Кноринга, от того, что ему не досталось не то что слов. Даже веры в сына, у той женщины не было. И вот в этом то и заключалась главная проблема. Потому, как для магов, это было нормой. Даже в эпоху истинных чудес, чародеи не верили никому и никогда, даже родной крови. И потому, Слуга, обязательно бы испытал сочувствие к простому человеку с подобной судьбой, сейчас мог только с болью на сердце, сожалеть о том, что его Мастер родился с даром магии. Но при этом, именно звание мага, накладывало на него куда больше обязательств, как имеющего силы вне возможностей смертных. И умение сдерживать соблазн использовать их в личных целях, было одним из них. И как жалел воин, что среди носителей дара, таких было мало.
- Проходят века, а чародеи все также верны лишь себе. И вновь кровь льется, там, где должны звучать клятвы вечной дружбы. Нет таких слов, какими я мог бы выразить сожаление о том, что именно тебе пришлось стать участником подобных событий. И потерять столь многое, в итоге.
Слуга всем своим видом выражал скорбь, и даже, обычно веселый и живой говор, стал тихим и мрачным. И даже в глазах больше не было надежды, только боль. Разве что было трудно сказать, боль от услышанного, или от ожидания того, что еще предстояло узнать. Тем более, что после тяжелого вздоха, Слуга продолжил.
- Но, как понимаю, эта история не о просветлении через горе? И конец у нее куда более печальный, для всех.
Он не столько спрашивал, сколько уточнял, так как ответ, итак, был очевиден, но, как и в любой подобной беседе, дабы рассказчик мог продолжить, слушатель должен дать понять, что готов слушать.

+2

16

Абдер умел соображать быстро, для мага и для врача это необходимое качество. По крайней мере, для стоящего мага и врача, к коим он себя не без оснований относил. Вот и сейчас он должен был в один присест оценить реакцию Райдера на свой рассказ и понять, как ему работать с ним дальше. Несмотря на внешнее спокойствие, первые слова Слуги дали понять, что от услышанного он не в восторге, мягко говоря, как впрочем, и от всей магической братии. Сам алхимик не мог вспомнить точно, сделали ли его собратья по ремеслу этому герою что-то при жизни или это дань традиции и его личным ценностям. И Райдер пока еще не понимал, что могло подвигнуть человека сделать с  собой то, на что решился Маг. Но вот беда, сам Абдер до конца не представлял, как это можно объяснить не вовлеченному в это дело человеку. Для которого гордость мага – невеликая ценность. Их союзу это конечно не пойдет на пользу, но, как алхимик понимал это все отчетливее, Мастер и Слуга в этом тандеме слишком разные. Герой на его месте наверняка любой ценой избежал бы кровопролития, а вот сам маг на месте Райдера точно не позволил бы себя убить, да и смерть отца бы не простил.

- Не спорю, ведь для людей во все времена это было характерно, - спокойно произнес Абдер. – Маги ведь тоже люди. Хотя мотивы Тафтани я до сих пор понимаю не до конца. Не могу поверить, что виной всему просто невероятная жадность и самонадеянность. Ведь мы были уже у цели, а в итоге они потеряли все. Теперь уже спросить не у кого.

Нельзя было развеять мрачные ожидания Слуги и не солгать ему. А лгать Маг не собирался. Да и Райдер, не зная деталей, уже знал общий смысл продолжения.

- Да верно, это не история святого человека или доброго самаритянина. Я то, как раз недобрый самаритянин. И я сделал свой выбор. Можно было подчиниться воле врага и сдаться, стать их рабом до конца жизни и продолжать совершенствовать свое ремесло и завершить поиски который вели мои предки, только уже для Тафтани. Можно было бросить все и забиться в какую-нибудь глушь в надежде, что меня не найдут. Ну а кто-то на моем месте мог бы просто повеситься. Хотя для меня, ни асфиксия, ни коллапс шейных позвонков не летальны, - алхимик невесело улыбнулся, а затем пристально посмотрел на Героя. – Ты хорошо знаешь магов? Во многих семьях не ценится ничего кроме силы и таланта. Один получает герб, а остальные – отбраковка, в лучшем случае годная для выгодного брака. А бывает, что братья и сестры бьются насмерть, чтобы получить титул наследника. В нашей семье было не так. Было куда ближе к тому, что у нормальных людей. По крайней мере, я не ощущал себя кем-то неполноценным, хотя знал, что герб достанется не мне. Уж точно не хотел получить его такой ценой. Скажи я такое в Часовой Башне, меня бы там как минимум половина удостоила бы вечного презрения, но я действительно любил брата. А они воткнули ему нож в сердце в ответ на протянутую руку. Потому я решил вести войну. Так уж получилось, что моей семье многие были обязаны. Как я говорил, мы – семья целителей и лучше всего мы работает с ранами и травмами полученными в бою. Многие наемники фрилансеры обращаются к нам, часть их семьи из поколения в поколение. Не раз  не два мы помогали им не прося ничего в замен. Но и они в свою очередь не отказывали нам, когда нужна помощь даже в самом рискованном деле. Наемники оказались куда честнее лордов. В конце концов, мне едва десять стукнуло, когда я первого из них почти с того света вытащил.  Тафтани были весьма могущественной семьей, у них были вассалы и созданные их ремеслом чудовища, тут уж они были известными мастерами. Но те семьи, что были обязаны фон Кнорингам, согласились оказать мне поддержку, не бесплатно, разумеется, но прошли со мной до конца. А вот брать предложенные за мою голову  деньги  захотели немногие. Но в любом деле есть своя шваль. Ассоциация магов в нашу кровную вражду не вмешивалась, и десять лет мы были предоставлены сами себе. Тафтани пытались выследить меня, а я нападал на них везде, где мог. Скрываться бойцы, работавшие на меня, тоже умели хорошо. Я многому у них научился за эти годы. Но мне нужно было средство, чтобы закончить войну. Чтобы сокрушить главу их семьи и саму их семью. Ни о каком мире не могло быть и речи. Вот тогда я и создал оружие. Использовал то, в чем я был силен, к чему они не были готовы и потому не имели зашиты. Я стал изменять болезни и создавать новые в своем теле. А чтобы не допустить катастрофы в случае моей неудачи, сделал их зависимыми от моей праны. В том виде, какой я им придал, получилось могучее орудие против магов, питающиеся от их же мистических цепей. Считаешь, это было ошибкой? Нельзя было достичь победы не получив преимущества над врагом. Победа, насколько я знаю всегда достается дорогой ценой.

Абдер вновь замолчал, и опустился на стоящий у стены табурет. В этот раз он уже не позволял себе никаких сильных эмоций.

+1


Вы здесь » Kaleidoscope » Настоящее время » Second Wind


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC