Kaleidoscope

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kaleidoscope » Настоящее время » You're gonna have a bad time


You're gonna have a bad time

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Время: 6 сентября, 18:30.

Место: самолет Мюнхен - Лондон.

Участники: гм, Aurore Bastien

Предыдущие эпизоды: Старт игры

Возможно ли вмешательство: Недопустимо.

Краткое описание: Аврора и ее неразговорчивый спутник отправляются в Лондон, чтобы найти там Франциску. К сожалению, сведения у юной Бастьен куцые, а силы и возможности - ограниченные.
Полет длится всего час. Комфортабельные места в бизнес-классе, потрясающее небо за окном - и верный помощник рядом, способный если не отговорить Аврору, то помочь ей в ее стремлениях.

Предупреждения: Разговоры, планы, знакомство с важным нпс.

+1

2

Мерцающая точка самолета расчертила небеса светло-серой полосой. Кэтрин фон Дессен провожала внучку с тревожным сердцем. Она и дочь-то боялась отпускать, раз за разом сердясь за тот риск, которому Франциска подвергала себя попусту, а уж внучку... Светлую, ласковую и совершенно ничего не знающую о внешнем мире девочку! Кэтрин всю жизнь учила её хорошему и оберегала, как могла, но остановить сейчас оказалась не в силах.

Лондон! Боже! Иностранный, чужой, огромный город! Столица другой страны! Кишащая магами, Слугами и чёрт ещё знает чем! И ты там — совсем одна. Со сражающейся на смерть под боком матерью, который станешь только обузой — будто ей без того легко! Ну зачем, зачем, зачем тебе туда... Ты же даже не боец, Аврора! Ты просто... Ты врач. Хороший! Перспективный! Ну зачем?!

Однако самолёт уже улетел, и бабушке оставалось только пытаться выплакать горечь на душе наружу.


Стюардесса Мишель со сверкающей белизной улыбкой предложила Авроре снэки и сок и посмотрела на её спутника. лицо этой смелой женщины не дрогнуло, но предлагать ему вино она не стала.

А вздрогнуть и поёжиться повод вполне был. Сопровождающий милую девушку "шкаф" едва протиснулся в самолёт и чудом упаковал в кресло крепко сбитый, едва, казалось, сдерживающий мускулатуру от взрыва, вызванного переизбытком давления подкожного мужества, торс. И пусть он выглядел весьма симпатично (даже горячо, пожалуй), с собранными в хвост под затылком волосами и острым строгим взглядом, всю красоту портили ровно две вещи.

Во-первых, скрывающая нижнюю половину лица жутковатая маска, смутно напоминающая намордник фантастического злодея-безумца. Без маски его не видела-то и Аврора — а всякие там стюардессы уж и подавно.

Во-вторых, полное отсутствие дружелюбия. Если кого Зед (ох и имечко — но под другим, опять же, никто его и не знал) и напоминал, то хорошо натренированного бойцовского пса, видящего врага буквально в каждом и каждого же готового разорвать.

Даже строгий "официальный" костюм не помогал ему выглядеть цивильно. Ни капельки. И если юная Бастьен успела попривыкнуть к хмурому попутчику, уж лет пять как сопровождавшему её буквально везде и до сих пор создававшему исключительно хорошее впечатление верности и надёжности, то те, кто видел его впервые...

В общем, возвращаться Мишель не спешила. А когда всё же явилась, Зед остановил её на пути и что-то негромко сказал (скорее, просипел — речь давалась ему тяжело, намекая на медицинские причины ношения маски). Улыбка стюардессы немного померкла и больше Аврору весь полёт никто не тревожил. Сок и перекус своей хозяйке мужчина принес сам.

— Госпожа Аврора, — выдавил он из себя, вернувшись. Зная интонации... Нет, "интонации" этого человека, можно было догадаться, что он пытается звучать дружелюбно и услужливо. — Вот, пожалуйста.

Опустившись на своё место, телохранитель невесело бросил взгляд в окошко. Пути назад уже не было... Если только сесть в Лондоне на обратный... Вряд ли. Шанс отговорить уже добравшуюся подопечную стремился к нулю. Потому он не пытался. Просто молчал, морально готовый доставить величайшую ценность семьи обратно любой ценой.[icon]https://files.catbox.moe/yhk985.png[/icon][nick]Z[/nick][status] [/status][sign]Do one thing, and do it good.[/sign]

Отредактировано Aloisia vom Edelweiß (2018-03-31 17:42:30)

+4

3

Сколько бы бабушка не находит аргументов, Аврора с неизменной лёгкой улыбкой говорит нужные слова, не переставая собирать вещи, не отвлекаясь от составления списка всего, что понадобится там, где она никогда не была. Бабушка, разом переставшая быть Кэтрин фон Дессэн, женщиной, которая учила её тому, что каждый врач должен уметь закрываться от своих больных, чтобы не сойти с ума к середине карьеры; взмахивает руками, как большая птица, сбитая охотником на взлёте, и говорит что-то совсем женское, совсем беспомощное. А Аврора отвечает, перебирая пузырьки с реагентами и дневники с записями. Почти как игра, где одна сторона уже знает, что проиграла.

И эта сторона — не Аврора.

Лондон — он ведь не другая планета, да и отправиться туда пришлось бы в любом случае, чтобы продолжить обучение. И не одна — с ней будет Зед, разве нет? А вот мама будет там одна, а бабушка ведь знает, что мама обладает свойством постоянно влипать в проблемы. Да, Аврора не боец, она это и сама знает. Но во все времена лекарей на поле боя тащили в обязательном порядке, потому как без них число жертв вырастало на порядок. Она именно что лекарь — не хирург, которому предстоит совершить открытие, не специалист по Цепям, который мог бы увеличивать их число или создавать искусственное. Даже лекарство от всех болезней она не искала, зато научилась сшивать, перекраивать, вспарывать и перестраивать. Тут и глупый догадается, откуда пошло данное ей в наследство умение, отнюдь не от мирного пути.

А на вопрос, оставшийся незаданным — как же будет она, Кэтрин фон Дэссен, без дочки и внучки, — отвечает, что вернётся сама и постарается вернуть маму. А иначе они обе будут без самого дорогого им человека. Не на казнь же она отправляется, верно?

И, словно ставя точку, застегивает молнию на саквояже.


Лететь, оказывается, совсем не страшно.

От сока Аврора не отказывается, только уточняет, что предпочитает апельсиновый, плечом привалившись к краю иллюминатора, от которого сквозит холодом. Тонкие пальцы перебирают страницы тетради, куда округлым почерком отличницы внесена информация, с этим почерком не сочетающаяся. Информация об ампутации, отсечении мёртвых тканей, о том, как лучше остановить кровотечение, и как сшить сосуды заново магией.

Лети она сейчас на обучение в Часовую Башню, всё было бы точно так же. И Зед точно так же был бы с ней рядом, хотя она не уверена, что телохранителям наследников Часовая Башня предоставляет жильё с той же лёгкостью, что и самим наследникам.

Аврора, наблюдающая из-под опущенных ресниц за тем, как Зед что-то ворчит почти на самое ухо Мишель, не вмешивается. Только думает, что можно было бы попросить принести второй плед — первым укрыта она сама — и накинуть его на телохранителя, как на птичку в клетке.

Но, принимая из его рук запечатанный обед и сок в стакане, к словам благодарности прибавляет ещё кое-что.

— Не стоит.

Звучит это, конечно, как всегда спокойно и мягко. С тенью улыбки на лице.

Аврора никогда не приказывает. Она просит.

Сейчас она просит, например, не внушать окружающим чувство опасности и исключительности данных пассажиров. Потому что, хоть это и самолёт, а не Лондон, они едут туда на свой страх и риск.

Это бабушке она может сказать, что ей надо туда ехать, что она обязана, и что ничего с ней не случится. Так оно и будет, конечно. Просто нужно помнить, что её туда не приглашали, а гостям без приглашения не положено вести себя заведомо провокационно, если они, конечно, не хотят неприятностей.

Просьба умещается в одном слове и в одной частице. Не стоит.

Облачность под крылом мешает выискивать на земле ранние огоньки и даже просто угадывать, есть ли там, внизу, какие-то города. Сок холодный и слегка горчит. На краях иллюминатора уже успели вырасти небольшие узоры инея.

Всё это Аврора отмечает машинально, до сих пор читая про восстановление сосудов, как студент, который пытается заучить всё в ночь перед экзаменом.

Поправка.

Она не в пример более старательна и меньше волнуется.

+5

4

Аврора, кажется, не волнуется от полёта совершенно. Только кажется? Пустая бравада? Даже зная её, насколько знает Зед, сказать невозможно. Остаётся догадываться: совершенного спокойствия тут всё же не найти. Хорошо для мага. Наверное.

С этими мыслями он встретил мягкое "Не стоит", покорно кивая в ответ. Может, не стоит. Может, госпожа права. Но сам телохранитель оценивал шанс вызвать своей заботой какие-либо неприятности в данной ситуации как весьма низкий. А вот шанс для услужливой стюардессы услышать нечто катастрофически не то...

Им пренебрегать не стоило. Ассоциация не допускала положиться в деле собственной тайны на самообман случайных свидетелей. Слишком ушастый или глазастый человек становился потенциальной протечкой и требовал немедленного устранения. Конечно, саму юную госпожу Зед ни за что не стал бы вынуждать решать этот вопрос, коль бы он возник, но уж одно его отсутствие и свежие новости следующим утром сказали бы никак не глупой девушке многое.

Не говоря уж о том, что ни отсутствовать в опасной новой среде, ни, в общем-то, убивать невинных он сам не хотел.

Эх, вот если бы речь шла о временном переезде в Часовую Башню на обучение — можно было бы немного расслабиться, утешаясь мыслью, что никакая Война за величайшее сокровище человечества не идёт и повода особого навредить дочери одной из сражающихся ни у кого нет... А сейчас лучше быть начеку. Пусть никто и не должен знать о прибытии Авроры, жизнь полна идиотских сюрпризов.

— Госпожа, если позволите отвлечь, — засипел он несколько минут спустя, — нам имеет смысл воспользоваться временем полёта, чтобы сформировать план.

Как бы ни гордились его умениями Франциска и сам телохранитель, Агентом 007 и мастером на все руки тот всё же не был. Как найти в огромном городе вроде Лондона человека, вряд ли желающего быть найденным? Да к тому же не простого человека. Магессу.

— Я подыскал для вас неплохую квартиру в неприметном районе. Для лендлорда представьтесь Луизой Вайсвассер. Удобную для вас легенду предоставлю продумать вам; сам буду следовать. В остальном, я готов оказать всё возможное содействие, но в вопросе поиска скрывающихся магов не большой профессионал.

Конечно, будь Зед один и на все сто процентов уверенный в необходимости затеи, он бы что-нибудь придумал. Как придумал тогда — ради семьи. Но он не был один, необходимость оставалась под вопросом, а потому инициативы, направленной на что-либо кроме безопасности Авроры, ждать с его стороны не приходилось.

"Это было ваше личное начинание, госпожа; вам лично его и расхлёбывать. А я — я буду именно содействовать и страховать", — будто говорили поднятая тема и всё его тело, положение в кресле, разом. Даже прекрасно видимый сейчас татуированный азиатский дракон, обвивавший кисть и пальцы правой руки Зеда, светился хмурым неодобрением затеи.

Как ни парадоксально, оптимальным исходом для миссии телохранителя стало бы "Юная Бастьен ничего не нашла до самого последнего момента и вернулась к бабушке целой и невредимой". Иными словами, к оптимальному исходу привело бы полное отсутствие любой помощи, а то и откровенное вредительство. Но ставить подопечной палки в колёса личная гордость и вера в неё не позволяли... А действовать активнее не позволял уже здравый смысл.[nick]Z[/nick][status] [/status][icon]https://files.catbox.moe/yhk985.png[/icon][sign]Do one thing, and do it good.[/sign]

+3

5

Аврора перелистывает страницу, убеждается, что дальше идёт другая тема, приклеивает маленькую цветную бумажку, отмечая нужную страницу, и парой глотков допивает сок, чтобы поставить пустой стакан на столик. Следующую тему для повторения она найдёт позже, когда поест. Читать за едой не только неприлично, но и вредно для тетради.

Тетрадь занимает своё место сбоку от неё, между подлокотником и бедром.

Аврора успевает начать снимать хрустящую обёртку с обеда в контейнере, как хрипящий голос, почему-то отчётливо слышимый даже сквозь шум двигателей и хруст обёртки, заставляет её остановиться, а её руки — замереть, не закончив начатое. Тонкие пальцы отпускают наполовину развёрнутый обед.

— Конечно.

Если Зед что-то говорит, он говорит это потому, что так надо. В ином случае он не раскроет рта, потому что он её телохранитель, а не опекун. Опекун остался — осталась — дома, проливать злые женские слёзы или ломать пальцы в отчаянии. С ней же сейчас человек, который знает, что нужно делать.

Аврора это знает, а потому соглашается, моментально переигрывая свои планы на конец полёта. Тетрадь подождёт.

Пока Зед говорит, Аврора держится за подбородок, постукивая указательным пальцем по щеке. Запоминает.

Первое, чему учат лекарей (неважно, используют ли они магию или лишь человеческие знания) — педантичности. Невнимательность губит лучше, чем скальпель.

— Луиза Вайсвассер. — Аврора пробует собственное новое имя, чтобы запомнить его и не сбиваться. Сейчас вместо "вайс" ей хочется произнести "васс", вместо "вассер" — "вайер", это не говоря уже о том, что ей нужно привыкнуть к тому, что теперь её зовут по-другому. Это пройдёт, но нужно будет повторить несколько раз.

С легендой сложнее.

— Мне нужно подумать. — Аврора отнимает руку от лица, закутывается в плед до самого подбородка, пряча под него руки, словно обед перестаёт иметь какое-либо.

Им нужно найти не каких-то абстрактных скрывающихся магов.

Всего одного.

Под пледом, прямо у неё на коленях, лежит медальон, вокруг которого она смыкает ладони. Аврора смотрит вниз так, что глаза скрываются под ресницами. С горькой понимающей улыбкой на губах.

Убедить бабушку легко. Реализовать на практике уже сложнее — она должна не стать обузой собственной матери, не должна подставить её под удар. Должна спасти, а не спихнуть в пропасть. Не должна стать тем, через кого можно воздействовать на маму.

— Зед.

Аврора не поднимает взгляд, сжимая пальцы под пледом так, что чувствует ими узор на медальоне.

— Не мог бы ты посоветовать мне легенду получше? Прошу.

Она ненадолго замолкает, но можно догадаться, что она ещё не закончила. В таких просьбах она никогда не обходится без объяснений.

— На кону стоит жизнь моей матери. Будущее нашей семьи. Я не могу полагаться на себя, потому что мне недостаёт опыта. Мне действительно нужна помощь.

Отредактировано Aurore Bastien (2018-04-12 08:30:02)

+3

6

Вот так, на самом деле, всё обычно и происходит. Или... Должно происходить? Зед как-то слишком уж впервые оказался в подобной ситуации. Втайне от старшей хозяйки сопровождать младшую в неоднозначном деле спасения этой самой старшей...

И конечно же, Авроре нужна помощь, а не просто защитить от проблем... Силового характера. И сейчас с её стороны просьба помочь с недостатком опыта выглядит до горечи забавно.

— Что же вы раньше не задумались о недостатке опыта? Когда пошли против уговоров троих заметно более опытных людей остаться дома и не вмешиваться? — Сама Франциска, госпожа Кэтрин и вот он. Зед.

Смешнее всего было, что в плане выдумывания легенд и скрытия собственной личности опыта и у него не слишком много. Хотя побольше Аврориного. Это да.

— Госпожа, я понимаю ваше беспокойство, — мягко напомнил Зед о положении дел, — но я — ваша охрана. Не шпион, не партизан... Не сыщик. Просто умелая грубая сила.

Он отстранённо сжал и разжал правую руку, наблюдая за тускло переливающимся чешуёй под светом из иллюминатора драконом. Да. Грубая сила. Всегда так было.

В тот раз, под жгучей нуждой, роль сыщика ему вполне удалась. А в этот... Несмотря на все аргументы и уверенность Авроры в собственной незаменимости для победы матери, её телохранитель в присутствии дочери в стокилометровом радиусе от Франциски видел лишь неприятности. И чем раньше они столкнутся с нерешаемыми проблемами, тем скорее и с меньшим риском сдадутся и смогут вернуться в безопасность Мюнхена.

Помогать во всю силу, покуда от него и впрямь не зависело всё, Зед не собирался однозначно. Но и оставить просьбу без ответа не мог.

— Я не знаю, как отличить плохую легенду от хорошей. Разве только совсем ужасную. Вам надо... — Луиза Вайсвассер — глупость-то какая. Первое пришедшее в голову имя. Надо было на кого-то квартиру записать, и всё. — Учесть несколько основных моментов. Деньги... Квартира не дешёвая. Личная охрана — тем более. Визит в Лондон ненадолго, но в одиночку. То есть, без родных. Немецкое происхождение, разумеется. Не думаю, что вы сможете его скрывать.

Массивный мужчина неуютно пошевелился в кресле, никак не в силах найти удобное положение. Даже бизнес-класс его стеснял.

— Луиза Вайсвассер. Немка, дочь из семьи богатых и успешных... Врачей? Так вам, наверняка, будет проще. Известность их совсем не государственного уровня, однако в целом денег и нервов её родителям хватает и на съём квартиры для дочери, и на телохранителя. Обо мне Луиза не знает слишком много. Только то, что о маске лучше не спрашивать. Будто бы... Лицо моё изуродовано. — Сказал это Зед хмуро. Может, и правда так?

— Приехали пообщаться со знакомым родителей и поучиться у него. Выбрать кого-то из лондонских специалистов, если понадобится назвать имя, я уж вам не смогу помочь, извините. Совершенно не знаком. В целом... Просто не беспокойтесь слишком о легенде. Главное — чтобы вы в ней не путались. От тех, кто изучил семью госпожи Франциски в деталях, с надеждой использовать это, легенда всё равно не спасёт, как бы хороша ни была. Вас просто узнают в лицо. А во всех остальных случаях — лишняя предосторожность, полезная, но работающая равно даже на самом базовом уровне.

Сорвавшись на совсем уж трудноразличимый хрип, он прокашлялся и кратко завершил свою мысль:

— Я так думаю.[nick]Z[/nick][status] [/status][icon]https://files.catbox.moe/yhk985.png[/icon][sign]Do one thing, and do it good.[/sign]

+2


Вы здесь » Kaleidoscope » Настоящее время » You're gonna have a bad time


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC